Санкт-Петербург, Промышленная ул., 19 Р, бизнес-центр «Редуктор», офис 536
Консультация специалиста +7 (812) 716-34-47

Дело о подтверждении права собственности юридического лица на несуществующее в натуре нежилое помещение.

В 2003 г. юридическим лицом, впоследствии ставшим нашим клиентом, был заключен договор купли-продажи нежилого помещения и зарегистрировано право собственности на него. Нежилое помещение находилось в новом доме, строительство которого началось в 1992 г., причём в процессе строительства менялся состав и отношения инвесторов, застройщиков и иных участников стройки, неоднократно вносились изменения в проект здания. В результате помещение, приобретённое нашим клиентом, фактически перестало существовать: для приведения его в соответствие с документами необходимо было достроить перегородку, освободить проход к заложенной двери и открыть заложенное кирпичом окно. Однако, поскольку та область пространства, в которой должно было находиться данное помещение, использовалась правлением жилищного кооператива, выполнить указанные работы было невозможно.

На протяжении нескольких лет продолжалась борьба между правлением кооператива и нашим клиентом: клиент пытался в судебном порядке добиться выдворения правления из незаконно занимаемого помещения, а кооператив, в свою очередь, добивался признания занимаемой площади общей собственностью собственников жилья в многоквартирном доме.

Ключевым звеном в этой борьбе стал судебный процесс, начавшийся в 2004 г., когда члены правления кооператива как физические лица обратились в районный суд с иском о признании недействительной сделки по приобретению юридическим лицом — нашим клиентом – нежилого помещения, применении последствия ничтожной сделки, отмене регистрации права собственности нашего клиента на указанное помещение и признании права общей долевой собственности собственников жилья в многоквартирном доме на спорное помещение. Исковые требования в ходе процесса менялись и дополнялись, дважды выносились решения в пользу истцов и дважды они отменялись в кассационной и надзорной инстанции.

В 2008 г. к участию в деле были привлечены сотрудники ЗАО «Автономия» в качестве представителей ответчика (юридического лица – собственника спорного помещения).

Перед вынесением третьего решения сотрудниками нашей компании были найдены в архивах и представлены в суд первоначальные проекты здания и изменения, которые в них вносились, доказаны незаконность перепланировки спорного помещения и возможность привести указанное помещение в соответствие с планом, доказана законность сделки по приобретению помещения и государственной регистрации права собственности нашего клиента на помещение.

Вынесенное в пользу нашего клиента решение было оставлено определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда без изменений.

Дополнено: Теперь помещение уже существует — новый владелец приводит его в состояние, предусмотренное проектом. А предыдущий собственник, хотя и не стал восстанавливать помещение, взыскал с жилищного кооператива неосновательное обогащение.

Показать определение

Определение

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 апреля 2009 г. N 4727

 

Судья: Найденова Н.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Лебедева В.И.

судей Савельевой М.Г., Нюхтилиной А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 08 апреля 2009 года дело N 2-2649/08 по кассационной жалобе Г., Ф.Л. на решение Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 18 декабря 2008 года по иску Г., Ф.Л. к Р., Закрытому акционерному обществу «ЭКРОС-БАЛТ» о признании ничтожными договоров, применении последствий ничтожных сделок, признании помещения общим имуществом собственников жилых помещений многоквартирного дома.

Заслушав доклад судьи Нюхтилиной А.В., объяснения представителя Г. и Ф.Л. — Л. (доверенность от 17.07.2008 года сроком по 10.04.2009 года), объяснения представителя Р. — адвоката Чертополохова А.Н. (ордер N 270 от 08.04.2009 года), объяснения представителя ЗАО «ЭКРОС-БАЛТ» — К. (доверенность от 17.07.2008 сроком на один год), судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

15 марта 2004 года Г. и Ф.Л. обратились в суд с иском к ЗАО «Экрос-Балт», в котором просили признать недействительным договор N Д/2ООЗ от 13.11.2003 г. по которому ЗАО «Экрос-Балт» приобрело право собственности на нежилое помещение N 10Н литер А в доме N 31 корп. 1 по Морской набережной в Санкт-Петербурге.

02 февраля 2006 года в уточненном иске, предъявленном к ЗАО «Экрос-Балт» и Р., истцы просили применить последствия ничтожной сделки к договору N 71 от 30.06.1999 года, отменить регистрацию права собственности на указанное помещение от 24.10.2003 года, регистрационный номер 78-01-208/2003-446.1, применить последствия ничтожной сделки к договору N Д/2003 от 13.11.2003 года между Р. и ЗАО «Экрос-Балт» купли-продажи помещения 10 Н литер а, площадью 57,4 кв. м в доме 31 корпуса 1 по Морской набережной в Санкт-Петербурге, отменить регистрацию права собственности ЗАО «Экрос-Балт» на указанное помещение от 26.11.2003 года, регистрационный номер 78-01-271/2003-579, признать право общей долевой собственности собственников жилья в многоквартирном доме на помещения первого этажа третьей парадной (л.д. 11 — 14 т. 2).

Решением Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 2 мая 2006 года исковые требования были удовлетворены (л.д. 80 — 85 т. 2).

В кассационном порядке решение суда не обжаловалось.

Постановлением Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 25 апреля 2007 года решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрением (л.д. 167 — 176 т. 2).

При новом рассмотрении дела в порядке ст. 39 ГПК РФ истцы уточнили заявленные требования, в уточненном иске просили признать ничтожным договор N 72 о долевом участии в строительстве жилого дома от 30.06.1999 г., заключенный между ЗАО «Морспортбизнес» и Р., признать ничтожным дополнительное соглашение N 1 от 15.04.2003 года к договору N 72 от 30.06.1999 г., как неотъемлемую часть данного договора, применить последствия ничтожной сделки к договору N 72 от 30.06.1999 г., признать недействительной регистрацию права собственности Р., произведенную ГУЮ ГБР 24.10.2003 г. рег. номер N 78-01-208/2003-446.1; признать ничтожным договор купли-продажи N Д/2003 от 13.11.2003 г., заключенный между ЗАО «Экрос-Балт» и Р.; применить последствия ничтожной сделки к договору N Д/2003 от 13.11.2003 г., признав недействительной государственную регистрацию права собственности, произведенную ГУЮ ГБР 26.11.2003 г. рег. номер N 78-01-271/2003-579.1; признать помещение N 10Н литер А общим имуществом собственников жилых помещений многоквартирного дома N 31 корпус 1 по Морской набережной в Санкт-Петербурге (л.д. 85 — 91 т. 3).

Решением Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 18 июня 2008 года исковые требования были удовлетворены в части (л.д. 381 — 387 т. 3).

Определением Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 18.07.2008 года прекращено производство по делу в части требований к ЗАО «Морспортбизнес» по основаниям ст. 220 ГПК РФ в связи с ликвидацией общества (л.д. 375 т. 3).

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 08 октября 2008 года решение суда от 18.07.2006 года отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе (л.д. 312 — 420 т. 3).

Решением Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 18 декабря 2008 года Г., Ф.Л. отказано в удовлетворении исковых требований к Р., ЗАО «ЭКРОС-БАЛТ» о признании ничтожным договора N 72 о долевом участии в строительстве жилого дома от 30.06.1999 года, заключенного между ЗАО «Морспортбизнес» и Р., и дополнительного соглашения N 1 от 15.04.2003 года к указанному договору N 72, применении последствий ничтожной сделки к договору N 72 от 30.06.1999 года, признании недействительной регистрации права собственности Р., произведенной ГУЮ ГБР 24.10.2003, рег. номер N 78-01-208/2003-446.1, признании ничтожным договора купли-продажи N Д/2003 от 13.11.2003 года, заключенного между ЗАО «Экрос-Балт» и Р., применении последствий ничтожной сделки к договору N Д/2003 от 13.11.2003 года, признании недействительной государственной регистрации права собственности, произведенной ГУЮ ГБР 26.11.2003 года, рег. номер N 78-01-271/2003-579.1, признании помещения 10-Н литер А, расположенного в доме N 31 корп. 1 по Морской наб. в Санкт-Петербурге общим имуществом собственников жилых помещений многоквартирного дома N 31, корпус 1 по Морской набережной в Санкт-Петербурге.

В кассационной жалобе Г., Ф.Л. просят отменить решение суда, считают его неправильным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований к отмене постановленного судом решения.

Материалами дела установлено, что спорным является нежилое помещение N 10Н литер А в доме N 31 корп. 1 по Морской набережной в Санкт-Петербурге площадью 57,4 кв. м, собственником которого является ЗАО «Экрос-Балт». Право собственности возникло у последнего на основании заключенного им с Р. договора купли-продажи N Д/2003, зарегистрированного ГУЮ «Городское бюро регистрации прав на недвижимость» 26.11.2003 г., рег. N 78-01-271/2003-579.1 (л.д. 14 — 15 т. 1).

Истицы являются собственниками жилых помещений в указанном доме: Г. на праве собственности принадлежит квартира <…>, свидетельство о государственной регистрации права от 29.03.1999 (л.д. 6 т. 1), Ф.Л. — 1/2 доля в праве общей долевой собственности квартиры <…>, свидетельство о государственной регистрации права собственности от 13.09.1999 г. (л.д. 7 т. 1).

Строительство жилого дома по Морской набережной дом 31 осуществлялось в соответствии с Распоряжением заместителя Мэра Санкт-Петербурга N 30-рз от 02.04.1992 г., согласно которому разрешительная документация на постройку дома была получена ПО «Завод имени М.И.Калинина».

Распоряжением Мэра Санкт-Петербурга N 511-р от 21.05.1996 г. были внесены изменения в указанное распоряжение и Комитету по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга поручено заключить с ПО «Завод имени М.И.Калинина» договор об инвестиционной деятельности.

23.12.1996 г. между ПО «Завод имени М.И.Калинина» и Комитетом по управлению городским имуществом был заключен договор об инвестиционной деятельности N 00-(И) 003153 (01), по условиям которого завод осуществлял строительство жилого дома по указанному адресу за счет собственных средств (л.д. 174 — 180 т. 3).

Договором было определено условие о привлечении к строительству дома дольщиков на основании дополнительных соглашений и после получения заводом согласия Министерства оборонной промышленности РФ — Департамента промышленных боеприпасов и спецхимии.

Согласно письму Департамента промышленных боеприпасов и спецхимии Министерства оборонной промышленности РФ N 5/2322 от 17.12.1996 г., с 1991 года средства на строительство жилья из государственного бюджета не выделялись. Департамент дал свое согласие на привлечение дольщиков к строительству указанного жилого дома. При этом, учитывая финансовые возможности ПО «Завод имени М.И.Калинина», вводимая жилая площадь ориентировочно должна была распределяться в следующей пропорции: завод — 30%, дольщики-инвесторы — 70% (л.д. 171 т. 3).

На основании указанного письма, между ГПО «Завод имени М.И.Калинина» и Комитетом по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга 27.12.1996 г. было заключено дополнительное соглашение к инвестиционному договору, в котором стороны отразили процентное соглашение вводимой площади между заводом и дольщиками-инвесторами: соответственно 30% и 70% (л.д. 181 т. 3).

30.10.1992 г. между ГПО «Завод им. Калинина» и ЗАО «Морспортбизнес» был заключен договор N 32/489, согласно которому ЗАО «Морспортбизнес» участвует в инвестировании строительства жилого дома в объеме 50% общей площади 2900 кв. м и торговых помещений 300 кв. м (л.д. 192 — 196 т. 3).

Согласно дополнению N 1 от 20.10.1993 г. к договору N 32/489 от 30.10.1992 г., ЗАО «Морспортбизнес» финансирует строительство в объеме 32,4 млн рублей.

ЗАО «Морспортбизнес» принимает на себя обязательство застройщика, а ГПО «Завод имени Калинина» передает ЗАО «Морспортбизнес» 9 трехкомнатных квартир, общей площадью 1485 кв. м (л.д. 197 — 199 т. 3).

10.02.1998 г. стороны заключили дополнение N 2 к договору, в соответствии с которым были установлены окончательный объем финансирования ЗАО «Морспортбизнес» и обязанность со стороны ГПО «Завод им. Калинина» передать ему 27 квартир.

Дополнением N 3 от 18.06.1999 г. стороны договорились о денежной компенсации со стороны ЗАО «Морспортбизнес» права использования пятна застройки, выделенной заводу в сумме 2300 тыс. рублей, взамен 27 квартир, предусмотренных ранее в дополнении N 2 от 10.02.1998 г.

30.06.1999 г. между ЗАО «Морспортбизнес» и Р., был заключен договор N 72 о долевом участии в строительстве жилого дома в соответствии с п. 1 которого предметом договора являлась деятельность по финансированию и строительству жилого дома, расположенного по адресу: В.О., Морская набережная, квартал 3, корпус 2Ж. Дольщику, т.е. Р., должно быть передано нежилое помещение общей площадью ориентировочно 57 метров (л.д. 64 — 65 т. 1). Дополнительным соглашением N 1 от 15.04.2003 г. к Договору N 72 от 30.06.1999 г. было установлено названное помещение считать офисным 10Н площадью 57,4 кв. м (л.д. 66 т. 1).

12.06.2003 г. ЗАО «Морспортбизнес» по акту приема-передачи передало Р. офисное помещение 10Н, площадью 57,4 кв. м (л.д. 67 т. 1).

24.10.2003 г. ГУЮ ГБР было зарегистрировано право собственности на спорное жилое помещение за Р., рег. N 78-01-208/2003-446.1.

13.11.2003 г. был заключен договор купли-продажи N Д/2003 между ЗАО «Экрос-Балт» и Р. Право собственности ЗАО «Экрос-Балт» было зарегистрировано ГУЮ ГБР 26.11.2003 г., рег. N 78-01-271/2003-579.1 (л.д. 14 — 15 т. 1).

В обоснование требований о признании ничтожным договора N 72 о долевом участии в строительстве жилого дома от 30.06.1999 г., заключенного между ЗАО «Морспортбизнес» и Р., и дополнительного соглашения N 1 от 15.04.2003 года к указанному договору, как его неотъемлемой части, истцы, ссылаясь на нормы 289, 290 ГК РФ, указывали, что им, как собственникам квартир в указанном многоквартирном доме, наряду с принадлежащими им помещениями, занимаемыми под квартиры, принадлежит также доля в праве собственности на общее имущество дома. ЗАО «Морспортбизнес», заключая договор с Р., не было вправе без их согласия распоряжаться общим имуществом. Истцы указывали, что спорное помещение подлежит отнесению к общему имуществу дома по основаниям того, что данное помещение не существует, оспариваемый договор заключен после принятия в эксплуатацию первого пускового комплекса, в состав которого входила парадная, в котором расположено спорное нежилое помещение; также ссылались на то, что фактическое состояние и расположение помещений первого этажа третьей парадной соответствует рабочему проекту выполненному институтом ЛенНИИпроект, согласно которому создание спорного нежилого помещения не предусмотрено. В обоснование иска истцы ссылались, в том числе, на представленное в деле заключение судебно-строительной экспертизы.

Разрешая спор суд установил, что в 1989 году институтом ЛенНИИпроект был разработан рабочий проект (шифр 11771 2Ж АР), согласно которому осуществлялось строительство дома по Морской набережной дом 31 корп. 1. Затем завод им. Калинина передал права заказчика «Морспортбизнез», который, получив права заказчика, заказал изменение первоначального проекта, изменения касались всех этажей и лестниц, в том числе помещений 1 и 2 этажа с размещением максимально возможного количества жилых помещений и офисов с учетом пожеланий ЗАО «Морспортбизнез». Тем самым, первоначальный рабочий проект подвергался корректировке. Окончательную планировку первые два этажа спорного здания получили на основании измененного в период с 1997 по 2001 г. проекта, и строительство здания по Морской наб. дом 31 корп. 1, впоследствии, с 1997 года, велось по откорректированному проекту, касающемуся, в том числе, помещений 1 и 2 этажа.

Как следует из сообщения Комитета по строительству от 08.06.2000 г. в адрес жильцов дома в ответ на обращение по вопросу проведения строительных работ в доме, имело место изменение проекта, что было согласовано с заказчиком строительства и автором проекта 14.04.1998 г.; в соответствии с утвержденным проектом лифт-холл 3 подъезда (т.е. подъезда, где находится спорный объект) не предусмотрено; имеется двухэтажное помещение, принадлежащее ЗАО «Морспортбизнес» на праве собственности в соответствии с актом приема-передачи от 20.08.1998 г. (л.д. 363 том 3).

Доводы истцов о недоказанности изменений в проекте строительства со ссылкой на сообщение Службы государственного и строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга от 25.03.2005 г. N 339 проверены судом и отклонены как несостоятельные, поскольку согласно указанному сообщению названная служба представить запрашиваемую судом проектную документацию в отношении нежилого помещения 10Н не может в связи с ее отсутствием в службе, т.к. вся проектная документация, разрешительная и исполнительная документация по строительству объекта после его приемки в эксплуатацию должна храниться у заказчика, либо должна быть передана заказчиком эксплуатирующей организации, служба не располагает документами, указывающими на внесение изменений в проектную документацию.

Согласно дополнению N 3 к договору N 32/489 от 30.10.1992 г., заключенному между ГУП «Завод им. Калинина» и ЗАО «Морспортбизнес», ГУП «Завод им. Калинина» обязалось передать по акту ЗАО «Морспортбизнес» квартиры определенной площади и все нежилые встроенные и пристроенные помещения (л.д. 201 т. 3). Жилые и нежилые помещения и площади передавались по акту от 20.08.1998 года (л.д. 166 — 167 т. 3).

Как следует из материалов дела, по акту госприемочной комиссии от 30.06.1998 года, утвержденному Приказом Комитета по строительству от 06.07.1998 года, был принят в эксплуатацию первый пусковой комплекс жилого дома, сроки сдачи подземной части и встроенных помещений отнесены ко второй очереди (л.д. 203 — 206 т. 2).

Представленный акт государственной приемочной комиссии о приемке в эксплуатацию законченного строительством объекта 30 июня 1998 года содержит в себе указание на приемку первого пускового комплекса жилого дома, включающего 105 квартир общей площадью 8110,4 кв. м, не содержит в себе указание на принятие данной комиссией встроенных и пристроенных помещений, сроки сдачи которых, как приведено ранее, отнесены ко второй очереди (л.д. 125 — 128 т. 1).

ПО «Завод им. Калинина», как то следует из акта приема-передачи от 20 августа 1998 года, передало ЗАО «Морспортбизнес» для оформления в собственность последнего долю жилых и нежилых помещений в указанном доме в соответствии с актом Госкомиссии от 6.07.1998 г. N 24-В и Ведомостью помещений и их площадей проектно-инвентаризационного бюро Василеостровского района, с корректировкой в соответствии с данными технической инвентаризации ПИБа в связи с присвоением новых номеров помещениям по акту от 13.05.2003 г. (л.д. 36 т. 1). При этом согласно акту от 13.05.2003 года, в том числе, оформлена передача помещения 10-Н площадью 57.4 кв. м (л.д. 167 — 166 т. 3).

Как следует из материалов дела, жилой дом был принят в эксплуатацию (3 очередь) с основными показателями объекта, включающими площадь встроенных и пристроенных помещений, в том числе офис 10-Н площадью по проекту 57,4 кв. м и фактически площадью 57,4 кв. м, по акту от 29.04.2003 г., утвержденному приказом комитета по строительству от 05.05.2003 г. В данном акте указано на окончание строительно-монтажных работ в апреле 2003 года, не отмечено наличие каких-либо нарушения проекта (л.д. 34 — 35 т. 1, 157 — 154 т. 2); указано на окончание строительно-монтажных работ в апреле 2003 года.

Согласно сообщению Комитета по строительству от 08.12.2003 г. в адрес ГУЮ ГБР, Президента ЗАО «Морспортбизнес» датой ввода в эксплуатацию объекта в целом считается дата приемки его последней очереди, а именно приказ от 29.04.2003 г. (л.д. 163 том 3).

Помещение 10Н по данным технической инвентаризации, проведенной по состоянию на 07.04.2003 г., отнесено к встроенным помещениям: офис 10 площадью 57,4 кв. м (л.д. 209 том 3), по назначению и использованию помещение 10-Н отнесено к офису (л.д. 208 том 3).

Согласно сообщению ГУИОН от 13.10.2003 г. в адрес ГУ ГБР (л.д. 206 том 3) в помещении 10Н нет технологических помещений, обслуживающих дом.

План вторичного объекта помещения 10Н и технический паспорт на него составлены 25.08.2003 г. (л.д. 134 — 143 (том 1).

Сообщением от 05.12.2003 г. ГУИОН сообщал в адрес заказчика строительства ЗАО «Морспортбизнес» сообщало о том, что (л.д. 132 том 1) ЗАО «Морспортбизнес» в соответствии с его гарантийным обязательством и предписанием ГАСНО на основании акта госкомиссии от 05.05.2003 г. не закончены работы согласно утвержденному проекту, исполненному институтом ЛенНИИпроект в 1997 г. по перепланировке в помещении N 10Н, срыв обязательства не дает возможности приступить к выполнению работ по изготовлению технического паспорта на дом. При этом было предложено выполнить работы до 20.12.2003 г.

Согласно техническому паспорту дома по состоянию на 17.02.2005 г. помещение 10Н отнесено к нежилым помещениям по классификации — конторское, не включено в площадь, используемую жилищной конторой для собственных нужд (л.д. 227 — 236 том 2).

При таком положении, тщательно проанализировав собранные по делу доказательства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что спорное нежилое помещение, как встроенное нежилое помещение, было образовано в результате изменения проекта.

Мотивы по которым суд пришел к данному выводу подробно изложены в решении с соблюдением требований ч. 4 ст. 198 ГПК РФ.

Заключение проведенной по делу судебной строительно-технической экспертизы оценено судом по правилам ч. 3 ст. 86 ГПК РФ и правомерно признано неполным. При этом суд исходил из того, что экспертом был исследован акт приемки законченного строительством объекта от 30.06.1998 г. и не был исследован акт от 29.04.2003 г. приемки в эксплуатацию 3 очереди. Также экспертом были исследованы архивные копии рабочих чертежей (первый и второй этаж). Проект строительства, на основании которого производилось строительство объекта, принятого по указанному акту 29.04.2003 г. без указаний на наличие отступлений от проекта, не представлен и не исследован. Также экспертом исследовался ответ Комитета по строительству от 29.11.2004 г., который не содержит конкретной информации о проекте строительства, свидетельствует о том, что Комитет не располагает строительными планами этажей жилого дома.

Согласно ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

Согласно ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Материалами дела установлено, что договор между ЗАО «Морспортбизнес» и Р., предметом которого являлась деятельность по финансированию и строительству жилого дома, расположенного по адресу: В.О., Морская набережная, квартал 3, корпус 2Ж, и согласно которому Р., дольщику, должно было быть передано нежилое помещение общей площадью ориентировочно 57 метров (л.д. 64 — 65 т. 1) заключен 30.06.1999 года, то есть до момента сдачи помещения Госкомиссии, тем самым до ввода объекта в эксплуатацию.

Разрешая спор суд установил, что ЗАО «Морспортбизнез» вправе было привлекать к строительству дома дольщиков, заключать с ними соответствующие договоры, Р. условия заключенного договора по финансированию строительство спорного помещения полностью выполнила. ЗАО «Морбизнесспорт», заказчик, имел право корректировать проект без согласования с истцами, поскольку спорное помещение передано ЗАО «Морбизнесспорт» по акту от 20.08.1998 г., собственниками же жилых помещений в указанном доме истцы стали: Г. — 29.03.1999 года, Ф.Д. — 13.09.1999 года. Жилищный кооператив «Морская 13» по указанному адресу был зарегистрирован решением Регистрационной палаты Санкт-Петербурга N 210940 01.09.2000 года.

При таком положении вывод суда о том, что заключенный между ЗАО «Морспортбизнес» и Р. договор долевого участия N 72 от 30.06.1999 г. и дополнительное соглашение к данному договору отвечают требованиям действовавшего на момент его заключения законодательства, равно не нарушают прав истцов, как участников общей долевой собственности, получивших данный статус позднее времени возникновения у ЗАО «Морспортбизнес» прав на спорное нежилое помещение, в связи с чем отсутствуют правовые основания для их признания ничтожными и применения последствий недействительности ничтожной сделки, следует признать правильным.

Кроме того, судебная коллегия соглашается и с выводом суда о пропуске истцами срока исковой давности, установленной положениями ст. 181 ГК РФ, для оспаривания договора N 72 от 30.06.1999 г., поскольку с данными требованиями они обратились в суд 02.02.2006 г.

Государственная регистрация права собственности Р. произведена в точном соответствии с требованиям Федерального закона N 122-ФЗ от 21.07.1997 года «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», на основании действительных правоустанавливающих документов. Доказательств недействительности заключенного между Р. и ЗАО «Морспортбизнес» договора по основаниям его несоответствия требованиям действовавшего законодательства, в том числе по форме и содержанию, судом не установлено.

При таком положении суд первой инстанции правомерно не усмотрел оснований о признании недействительной государственной регистрации права собственности Р., произведенной ГУЮ ГБР 24.10.2003 г., рег. номер N 78-01-208/2003-446.1, на спорное нежилое помещение 10-Н.

Поскольку Р., являлась собственником спорного нежилого помещения, право на которое возникло у нее на законных основаниях, то она имела право пользования, владения, распоряжения им, в связи с чем, как правильно указал суд, заключенный договор купли-продажи N Д/2003 от 13.11.2003 года между нею и ЗАО «Экрос-Балт» отвечает требованиям законодательства, прав истцов не нарушает.

С учетом изложенного отсутствуют основания для признания ничтожным заключенного между ЗАО «Экрос-Балт» и Р. договора N Д/2003 от 13.11.2003 года и применения к нему последствий ничтожной сделки, признания недействительной государственной регистрации права собственности на спорное нежилое помещение ЗАО «Экрос-Балт», произведенной ГУЮ ГБР 26.11.2003 года, рег. номер N 78-01-271/2003-579.1.

Согласно ст. 289 ГК РФ собственнику квартиры в многоквартирном доме наряду с принадлежащим ему помещением, занимаемым под квартиру, принадлежит также доля в праве собственности на общее имущество дома (статья 290). В соответствии с п. 1 ст. 290 ГК РФ собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры. В соответствии с п. 2 ст. 290 ГК РФ собственник квартиры не вправе отчуждать свою долю в праве собственности на общее имущество жилого дома, а также совершать иные действия, влекущие передачу этой доли отдельно от права собственности на квартиру.

В силу ст. ст. 135, 290 ГК РФ, ст. 1 Закона о ТСЖ помещения, предназначенные для обслуживания квартир дома, не могут передаваться в собственность отдельно от права собственности на квартиру, не могут быть самостоятельным объектом инвестиций. Участники долевого строительства финансируют не только строительство своей квартиры, но и создание соответствующей части общего имущества. Общее имущество дома согласно требованиям ст. ст. 7, 8 Закона о ТСЖ, ст. ст. 36, 37 ЖК РФ, ст. ст. 135, 290 ГК РФ принадлежит домовладельцам на праве общей долевой собственности с момента возникновения у них права собственности на квартиры.

При определении принадлежности спорного помещения к общему имуществу дома суд учел для чего это помещение создавалось и в связи с чем. В спорных правоотношениях помещение 10-Н, как то следует из материалов дела, является нежилым помещением, создано в установленном порядке, согласно данным ПИБа имеет отдельный вход, в нем имеется электроснабжение, водоснабжение, канализация и центральное отопление, инженерные коммуникации жизнеобеспечения дома в нем не находятся. Строительство спорного нежилого помещения, как установлено судом, осуществлялось за счет денежных средств Р., являлось самостоятельным объектом инвестиций, в установленном порядке произведена государственная регистрация права собственности на него Р.

При данных обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что нельзя признать, что спорное нежилое помещение является частью общего пользования дома, что оно либо его составляющие изначально создавались как общее имущество (общее помещение) на средства дольщиков, равно в материалах дела отсутствуют доказательства, что спорное нежилое помещение предназначено под общие нужды собственников многоквартирного дома, а потому правомерно отказал в удовлетворении данной части исковых требований.

В решении изложены обстоятельства спора, установленные судом, приведены доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, доводы, по которым суд не согласился с позицией истцов, законы, которыми руководствовался суд.

Оценка добытым по делу доказательствам дана согласно ст. 67 ГПК РФ, подробно изложена в соответствии с правилами ст. 198 ГПК РФ в мотивировочной части решения.

Правоотношения сторон в рамках заявленных требований и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие правовое значение, установлены на основании добытых по делу доказательств, оценка которым дана согласно нормам процессуального законодательства, в связи с чем доводы кассационной жалобы, оспаривающие выводы суда по существу рассмотренного спора, направленные на иную оценку доказательств, не могут повлиять на содержание постановленного судом решения, правильность определения судом прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии предусмотренных ст. ст. 362 — 364 ГПК РФ оснований к отмене состоявшегося судебного решения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 18 декабря 2008 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 

 

Определение

Санкт-Петербургский городской суд

Рег. №: 33-3994/2014    Судья: Луканина Т.В.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Санкт-Петербург    12 марта 2014 года

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего

Александровой Ю.К.

судей

Параевой В.С., Птоховой З.Ю.

при секретаре

Красненко М.Н.

   

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Жилищного кооператива «<…М>» на решение Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 12 декабря 2013 года по гражданскому делу № 2-3266/13 по иску Ш. к Жилищному кооперативу «<…М>» о взыскании неосновательного обогащения.

Заслушав доклад судьи Александровой Ю.К., объяснения представителей ответчика – В., действующего на основании доверенности от <дата> сроком на два года, Л., действующего на основании доверенности от <дата> сроком на два года, представителя истца – Г., действующей на основании доверенности от <дата> сроком до <дата>, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

Ш. обратился в Василеостровский районный суд Санкт-Петербурга с исковыми требованиями о взыскании с Жилищного кооператива «<…М>» (далее – ЖК «<…М>», Кооператив) неосновательного обогащения.

Решением Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 12 декабря 2013 года исковые требования Ш.. удовлетворены.

Суд взыскал с ЖК «<…М>» в пользу Ш.. сумму неосновательного обогащения в размере 602 700 рублей, расходы по уплате государственной пошлины в размере 9 227 рублей.

В апелляционной жалобе ЖК «<…М>» ставит вопрос об отмене постановленного судом решения, считая его незаконным и необоснованным, просит принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных Ш. требований в полном объеме, ссылаясь жалобе на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права, неправомерное непринятие судом к своему вниманию довода ответчика о том, что Кооператив является ненадлежащим ответчиком по делу, а также на неправильное определение судом обстоятельств, имеющих значение для дела, что выразилось в расчете суммы неосновательного обогащения исходя из площади в три раза превышающей площадь помещения, которое, по мнению истца, было занято ответчиком.

Представители ответчика – В.., Л.., действующие на основании доверенностей, в заседание судебной коллегии явились, доводы, изложенные в апелляционной жалобе, поддержали, настаивали на её удовлетворении.

Представитель истца – Г.., действующая на основании доверенности, в заседание судебной коллегии явилась, против удовлетворения апелляционной жалобы возражала, просила оставить обжалуемое решение суда первой инстанции без изменения.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения представителей сторон, обсудив доводы апелляционной жалобы, не находит правовых оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права.

Разрешая по существу заявленные Ш. требования, суд первой инстанции пришел к выводу об их удовлетворении ввиду их законности и обоснованности.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с указанным выводом Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга ввиду следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК Российской Федерации) лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

Таким образом, для возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения необходимо одновременное наличие трех условий: 1) наличие обогащения; 2) обогащение за счет другого лица; 3) отсутствие правового основания для такого обогащения.

Согласно пункту 2 названной статьи правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

В соответствии со статьей 1104 ГК Российской Федерации имущество, составляющее неосновательное обогащение приобретателя, должно быть возвращено потерпевшему в натуре.

Из материалов настоящего гражданского дела, в частности из свидетельства о государственной регистрации права, выданного Управлением Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Санкт-Петербургу <дата>, усматривается, что истцу на праве собственности принадлежало нежилое помещение 10Н общей площадью 57,4 кв.м, расположенное на 1 этаже дома <адрес>, кадастровый №….

<дата> вышеуказанное нежилое помещение было продано Ш.., что подтверждается договорами купли-продажи нежилого помещений от <дата>, свидетельством о государственной регистрации права на имя К.. от <дата> и свидетельством о государственной регистрации права на имя Г.. от <дата>.

Судом первой инстанции установлено, что нежилое помещение, собственником которого являлся Ш.. в период с <дата> по <дата>, находится в третьей парадной вышеуказанного многоквартирного дома, управление которым осуществляется ЖК «<…М>».

Не соглашаясь с обжалуемым решением Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга, ЖК «<…М>» в апелляционной жалобе указывает на неправомерность непринятия судом первой инстанции к своему внимания довода ответчика о том, что Кооператив является ненадлежащим ответчиком по делу.

Вместе с тем, судебная коллегия, отклоняя указанный довод апелляционной жалобы, полагает возможным согласиться с выводом суда первой инстанции, указавшим, что, поскольку в силу положений Устава ЖК «<…М>» – Кооператив является юридическим лицом, некоммерческой организацией, созданной на основе членства, добровольно объединившимися гражданами в целях эксплуатации и управления жилого дома, расположенного по адресу: <адрес>, одним из видов деятельности которого является представление общих интересов членов кооператива в государственных органах власти и местного самоуправления, в судах, а также во взаимоотношениях с иными юридическими и физическими лицами, данные доводы ответчика являются несостоятельными.

Также судебная коллегия находит законным и обоснованным вывод суда первой инстанции о несостоятельности доводов ответчика, сводящихся к тому, что спорное нежилое помещение в многоквартирном доме <адрес> фактически отсутствует.

Так, как верно указал суд первой инстанции, вступившим в законную силу <дата> решение Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от <дата>, состоявшимся по результатам рассмотрения гражданского дела №… по иску С.., Л.. к Б.., Закрытому акционерному обществу «<…Э>» о признании ничтожными договоров, применении последствий ничтожных сделок, признании помещения общим имуществом собственников жилых помещений многоквартирного дома, на основании совокупности представленных в материалы дела доказательств, установлено, что спорное нежилое помещение было создано как встроенное нежилое помещение, статус которого был определен как офисное конторское помещение; в удовлетворении требований Г.., Л.. отказано в полном объеме, в том числе в удовлетворении требований о признании спорного нежилого помещения общим имуществом собственников многоквартирного дома.

Вступившим в законную силу <дата> решением Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от <дата>, состоявшимся по результатам рассмотрения гражданского дела №… по иску А.., Л.. к К.., Г.. о признании права собственности отсутствующим, установлено, что согласно плану 1-го этажа от <дата>, изготовленному ПИБ Василеостровского района Санкт-Петербурга, нежилое помещение 10-Н, литер А, площадью 57,4 кв.м по факту отсутствует в указанном жилом доме, однако что сама по себе техническая документация, изготовленная отделением ГУП ГУИОН, не является правоустанавливающей, не влияет на правовой статус сформированного объекта, поскольку не устанавливает, не изменяет и не прекращает прав на него, а лишь констатирует факт его наличия в определенных границах. Из отзыва ГУП ГУИОН усматривается, что при обследовании 1 этажа здания установлено, что по состоянию на <дата> спорное нежилое помещение в границах ранее сформированного помещения не существует, поскольку произведено переформирование, в результате которого образованы нежилое помещение 10-Н площадью 9,9 кв.м, помещение 32-Н площадью 19,1 кв.м, части 1,3,4,5 ранее существовавшего помещения 10-Н, учтены как коридор, холл и тамбур.

<…>

Таким образом, учитывая вышеизложенное, судебная коллегия полагает установленным факт наличия в многоквартирном доме <адрес> нежилого помещения 10Н литер А.

Судом первой инстанции верно, по мнению судебной коллегии, установлен также и факт незаконного пользования и владения ЖК «<…М>» данным нежилым помещением в период с <дата> по <дата>, который подтверждается материалами КУСП-№… от <дата>, КУСП-№… и КУСП-№… от <дата>, КУСП-№… от <дата>, КУСП-№… от <дата>; копией Договора №… о централизованной охране объекта ЖК «<…М>» от <дата>; актом обследования от <дата> на предмет оборудования ЖК «<…М>» сигнализацией охранно-пожарной и тревожной; актом №… обследования технического состояния объекта ЖК «<…М>» от <дата>, актом приема в эксплуатацию охранно-тревожной сигнализации в помещениях ЖК «<…М>»; письмом и.о. председателя правления ЖК «<…М>» М..; свидетельскими показаниями К.., исполнявшего обязанности дознавателя УМВД по Василеостровскому району №… о/м в спорный период на территории, где расположен дом <адрес>.

В соответствии с частью 1 статьи 56 ГПК Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Вместе с тем, доказательств, которые могли бы с достоверностью свидетельствовать об обратном, нежели изложенном в вышеуказанном выводе суда первой инстанции, стороной ответчика судам первой и апелляционной инстанций, в нарушение требований статьи 56 ГПК Российской Федерации, не представлено.

В удовлетворении ходатайства о назначении по делу судебной строительно-технической экспертизы определением Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от <дата> отказано, по мнению судебной коллегии, правомерно по мотиву того, что поставленные ответчиком вопросы являлись предметом экспертного исследования по ранее рассмотренному гражданскому делу №….

При таких обстоятельствах вывод Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга об удовлетворении заявленных Ш.. требований, по мнению судебной коллегии, является законным и обоснованным.

В силу части 2 статьи 1105 ГК Российской Федерации лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило.

Согласно статье 1107 ГК Российской Федерации лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения.

Определяя размер подлежащей взысканию суммы неосновательного обогащения, суд первой инстанции исходил из сведений, содержащихся в представленном стороной истца отчете №… об оценке рыночной стоимости величины арендной платы 1 кв.м нежилого помещения за период с <дата> по <дата>, выполненный ООО «Ц» <дата>, согласно которым итоговая величина рыночной стоимости годовой арендной платы 1 кв.м оцениваемого недвижимого имущества, за период с <дата> по <дата> составляет 10 500 рублей 00 копеек, в связи с чем общая сумма подлежащего взысканию неосновательного обогащения составляет 602 700 рублей (10 500,00* 57,4 кв.м).

Доводы апелляционной жалобы со ссылками на неправильное определение судом обстоятельств, имеющих значение для дела, что выразилось в расчете суммы неосновательного обогащения исходя из площади в три раза превышающей площадь помещения, которое было занято ответчиком, то есть из расчета 57,4 кв.м, а не 19 кв.м, подлежат отклонению судебной коллегией, как опровергающиеся материалами делами, в частности свидетельством о государственной регистрации права Ш.., выданным Управлением Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Санкт-Петербургу <дата>, из которого четко усматривается, что истцу на праве собственности принадлежало нежилое помещение 10Н общей площадью 57,4 кв.м, расположенное на 1 этаже дома <адрес>, кадастровый №….

Доводы апелляционной жалобы, направленные на отмену обжалуемого решения в указанной части, не опровергают правильности выводов суда первой инстанции, с которым согласилась судебная коллегия, а лишь выражают несогласие с ним, основаны на неправильном толковании норм действующего законодательства, регулирующего спорные правоотношения, а потому не могут быть приняты во внимание судом апелляционной инстанции.

Решение суда в части взыскания с ответчика в пользу истца расходов по уплате государственной пошлины соответствует положениям статьи 98 ГПК Российской Федерации.

Доводов, направленных на отмену обжалуемого решения суда в указанной части, апелляционная жалоба не содержит.

Таким образом, судебная коллегия считает, что обжалуемое решение, постановленное в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона, подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба ЖК «<…М>», которая не содержит предусмотренных статьей 330 ГПК Российской Федерации оснований для отмены решения суда первой инстанции, — оставлению без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Решение Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 12 декабря 2013 года – оставить без изменения, апелляционную жалобу Жилищного кооператива «М» – без удовлетворения.

Консультация юриста

Заполните форму, и наш специалист свяжется с Вами!

    Мы гарантируем конфиденциальность

    Яндекс.Метрика