Санкт-Петербург, Промышленная ул., 19 Р, бизнес-центр «Редуктор», офис 536
Консультация специалиста +7 (812) 716-34-47

Дело о взыскании с векселедателя задолженности по векселю и защита от встречных требований о признании сделки, лежащей в основе выдачи векселя, незаключенной и взыскании неосновательного обогащения.

Несколько взаимосвязанных дел, основанных на одном событии – выдаче векселя физическим лицом юридическому лицу (ЗАО «НПО «Экрос»), впоследствии ставшим нашим клиентом. В 2007 г. в счет оплаты своих обязательств перед ЗАО «НПО «Экрос» физическим лицом Б. была переведена на счет ЗАО «НПО «Экрос» сумма в размере 15 000 000 рублей. При этом оформлено это было как договор займа, в котором ЗАО «НПО «Экрос» выступало заемщиком. В 2008 г. Б., продолжая исполнять свои обязательства, передал ЗАО «НПО «Экрос» вексель на сумму 45 000 000 рублей. Впоследствии отношения между Б. и ЗАО «НПО «Экрос» испортились, начались споры. Б. отказался произвести выплату по векселю, более того, он начал предъявлять свои требования к ЗАО «НПО Экрос».

В 2010 г. ЗАО «НПО Экрос», в том числе, из-за неполучения суммы по векселю, было признано несостоятельным (банкротом). В процессе банкротства Б. заявил свои требования на 15 000 000 рублей (сумма долга по возврату займа) и 45 000 000 рублей – сумма векселя, представленная как неосновательное обогащение, якобы полученное ЗАО «НПО Экрос». Само собой, в требования были включены всевозможные проценты, издержки и т.д.

Доказать, что в реальности договора займа не было, оказалось невозможно. Тогда с целью минимизации ущерба был произведен зачет суммы займа встречным требованием по оплате векселя. В процессе банкротства нам удалось отстоять правомерность такого зачета, доказать законность предъявления требования по оплате векселя и отсутствие неосновательного обогащения. Данные обстоятельства были подтверждены Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа в кассационной инстанции.

 

Параллельно борьба шла в суде общей юрисдикции.

ЗАО «НПО Экрос» обратилось в суд с требованием о взыскании с физического лица, эмитировавшего вексель, задолженности по векселю, процентов за пользование денежными средствами, госпошлины за составление нотариального акта и за обращение в суд.

Б. обратился со встречным иском о признании сделки, лежащей в основе выдачи векселя не заключенной и об обязании нашего клиента произвести возврат неосновательно приобретенного имущества — спорного векселя, ссылаясь на то, что наш клиент получил вексель без установленных законом и сделки основаниям.

В подтверждение своей позиции Б. инициировал проведение бухгалтерской экспертизы, заключение которой, естественно, было в пользу Б. Однако, нам удалось добиться признания заключения экспертизы недопустимым доказательством, зацепившись за то, что эксперты самостоятельно осуществили сбор материалов сбор материалов для проведения экспертизы, что противоречит п.2 ст.85 ГК РФ.

После этого, несмотря на неоднозначность трактовки положений вексельного права российским судами, нам было уже сравнительно легко добиться решения дела в пользу ЗАО «НПО Экрос». Сыграла свою роль и преюдиция решения Арбитражного суда, которое уже было вынесено к тому времени.

Вынесенное в 2011 г. определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда закрепило нашу победу в этом сложном деле.

Показать определение

Постановление

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 22 апреля 2010 г. по делу N А56-16639/2009

 

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Яковца А.В., судей Кирилловой И.И., Старченковой В.В., при участии от закрытого акционерного общества «Научно-производственное объединение «Экрос» Кожевникова Д.В. (доверенность от 04.03.2010), от Бурдинского И.И. — Козловой М.В. (доверенность от 09.06.2009), рассмотрев 19.04.2009 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Бурдинского Игоря Ильича на определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 04.12.2009 (судья Каменев А.Л.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.02.2010 (судьи Копылова Л.С., Зайцева Е.К., Масенкова И.В.) по делу N А56-16639/2009,

 

установил:

 

Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.04.2009 в отношении закрытого акционерного общества «Научно-производственное объединение «Экрос» (далее — ЗАО «НПО «Экрос», Общество) введена процедура наблюдения, временным управляющим должника утвержден Погодин Виталий Степанович.

Бурдинский Игорь Ильич в установленный законом срок обратился в арбитражный суд с заявлением об установлении его требований по неисполненным на дату введения наблюдения денежным обязательствам Общества в сумме 19 124 050 руб., из которых 15 000 000 руб. составляла сумма долга по возврату займа, 3 490 300 руб. — сумма долга по уплате процентов за пользование займом и 633 750 руб. — проценты за пользование чужими денежными средствами. Бурдинский И.И. также просил включить указанные требования в третью очередь реестра требований кредиторов должника.

Впоследствии заявитель уменьшил размер требований в части долга по уплате процентов за пользование займом до 2 547 000 руб. и в части процентов за пользование чужими денежными средствами до 609 375 руб.

Кроме того, в дополнительно поданном в арбитражный суд заявлении Бурдинский И.И. просил установить и включить в третью очередь реестра требований кредиторов ЗАО «НПО «Экрос» требования по денежным обязательствам, возникшим в результате неосновательного обогащения, в сумме 45 000 000 руб. и по начисленным на сумму неосновательного обогащения процентам за пользование чужими денежными средствами в сумме 5 796 875 руб.

Определением от 06.11.2009 суд первой инстанции объединил указанные заявления Бурдинского И.И. в одно производство.

Определением от 04.12.2009 суд установил требования Бурдинского И.И. в сумме 2 547 000 руб. долга и 609 375 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами и включил их в третью очередь реестра требований кредиторов ЗАО «НПО»Экрос». В установлении остальной части требований заявителю отказано.

Постановлением апелляционного суда от 15.02.2010 указанное определение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Бурдинский И.И., ссылаясь на то, что суды первой и апелляционной инстанций не исследовали обстоятельства неосновательного обогащения Общества в результате выдачи Бурдинским И.И. векселя на сумму 45 000 000 руб., просит обжалуемые судебные акты в части отказа во включении в реестр требований кредиторов должника требований по возврату неосновательного обогащения в сумме 45 000 000 руб. и по начисленным на эту сумму процентам за пользование чужими денежными средствами в размере 5 796 875 руб. отменить и, не передавая дело на новое рассмотрение, вынести новый судебный акт о включении указанных требований в реестр требований кредиторов должника.

Податель жалобы не оспаривает законность владения ЗАО «НПО «Экрос» названным векселем. Однако с учетом того, что выдача векселя не сопровождалась передачей заемных средств кредитору, Бурдинский И.И. считает, что на стороне должника возникло неосновательное обогащение за счет кредитора, в связи с чем последний вправе требовать взыскания неосновательно сбереженной суммы и начисленных на нее процентов

Отзыв на кассационную жалобу не представлен.

В судебном заседании представитель Бурдинского И.И. поддержал доводы, приведенные в кассационной жалобе, а представитель ЗАО «НПО «Экрос» возражал против ее удовлетворения.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, в обоснование своего заявления в части установления и включения в третью очередь реестра требований кредиторов Общества требований по возврату займа в сумме 15 000 000 руб., уплате задолженности по процентам за пользование займом в сумме 2 547 000 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 609 375 руб. Бурдинский И.И. ссылается на заключенный с должником договор займа от 14.12.2007 N 14/12.

В соответствии с указанным договором Бурдинский И.И. (займодавец) предоставил ЗАО «НПО «Экрос» (заемщику) на возвратной основе денежные средства в сумме 15 000 000 руб., что подтверждается платежным поручением от 17.12.2007, в котором в качестве основания платежа указан договор займа от 14.12.2007 N 14/12.

Установив, что обязательства должника по возврату займа в сумме 15 000 000 руб. прекратились путем зачета встречного однородного требования, суд первой инстанции признал требования Бурдинского И.И. в сумме 2 547 000 руб., составляющей задолженность по процентам за пользование займом, и в сумме 609 375 руб., составляющей проценты за пользование чужими денежными средствами, обоснованными и включил их в третью очередь реестра требований кредиторов Общества.

В установлении и включении в реестр требований кредиторов должника требования Бурдинского И.И. в сумме 15 000 000 руб., составляющей задолженность по возврату займа, определением от 04.12.2009 отказано.

В обоснование заявления в части установления и включения в третью очередь реестра требований кредиторов должника требований по денежным обязательствам Общества, возникшим в результате неосновательного обогащения, в сумме 45 000 000 руб. и по начисленным на эту сумму процентам за пользование чужими денежными средствами в сумме 5 796 875 руб., Бурдинский И.И. ссылается на то, что передал ЗАО «НПО «Экрос» простой вексель на сумму 45 000 000 руб. сроком платежа по предъявлении, но не ранее 16.04.2008.

Поскольку должник, получив указанный вексель, не передал в собственность Бурдинскому И.И. какое-либо имущество или денежные средства в сумме 45 000 000 руб., заявитель полагает, что на стороне Общества возникло неосновательное обогащение.

Определением от 04.12.2009 суд первой инстанции признал заявление в части установления и включения в третью очередь реестра требований кредиторов ЗАО «НПО «Экрос» требований Бурдинского И.И. в части неосновательного обогащения в сумме 45 000 000 руб. и начисленных на сумму неосновательного обогащения процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 5 796 875 руб. необоснованными и отказал в установлении и включении указанных требований в реестр требований кредиторов должника.

Апелляционный суд с выводами суда первой инстанции согласился.

Проверив законность обжалуемых судебных актов и обоснованность доводов, приведенных в кассационной жалобе, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа пришел к следующим выводам.

В соответствии с пунктом 1 статьи 71 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон N 127-ФЗ) для целей участия в первом собрании кредиторов кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в течение тридцати календарных дней с даты опубликования сообщения о введении наблюдения. Указанные требования направляются в арбитражный суд, должнику и временному управляющему с приложением судебного акта или иных документов, подтверждающих обоснованность этих требований. Указанные требования включаются в реестр требований кредиторов на основании определения арбитражного суда о включении указанных требований в реестр требований кредиторов.

В соответствии с пунктами 4 и 5 статьи 71 Закона N 127-ФЗ арбитражный суд проверяет обоснованность заявленных кредиторами требований и устанавливает наличие оснований для их включения в реестр требований кредиторов как в случаях, когда на указанные требования поступили возражения, так и в случаях, когда такие возражения не поступили.

Оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательства, представленные Бурдинским И.И. в обоснование своего заявления в части установления и включения в третью очередь реестра требований кредиторов Общества требований по возврату займа в сумме 15 000 000 руб., уплате задолженности по процентам за пользование займом в сумме 2 547 000 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 609 375 руб., а также доказательства, представленные должником в обоснование своих возражений на указанные требования Бурдинского И.И., суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для установления и включения в реестр требований кредиторов требования в сумме 15 000 000 руб., составляющей задолженность по возврату займа.

Требования Бурдинского И.И. в части задолженности ЗАО «НПО «Экрос» по процентам за пользование займом в сумме 2 547 000 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 609 375 руб. признаны судом обоснованными и включены в третью очередь реестра требований кредиторов должника.

Обоснованность определения суда первой инстанции от 04.12.2009 кредитором, должником и другими участвующими в деле лицами не оспаривается.

Спорные отношения заявителя и должника в части требований о возврате неосновательного обогащения в сумме 45 000 000 руб. и уплате начисленных на эту сумму процентов в размере 5 796 875 руб. связаны с передачей Обществу простого векселя на сумму 45 000 000 руб. сроком платежа по предъявлении, но не ранее 16.04.2008. Бурдинский И.И. утверждает, что указанный вексель передан должнику без каких-либо оснований.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Имущество, составляющее неосновательное обогащение приобретателя, должно быть возвращено потерпевшему в натуре (пункт 1 статьи 1104 ГК РФ).

Согласно пункту 1 статьи 1105 ГК РФ приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость неосновательно полученного или сбереженного имущества лишь в случае невозможности возвратить это имущество в натуре.

Следует также учесть, что к спорным отношениям в указанной части применяются специальные нормы Положения о простом и переводном векселе от 07.08.1937 N 104/1341 (далее — Положение).

В силу статьи 16 Положения, если кто-либо лишился владения векселем в силу какого бы то ни было события, то лицо, у которого вексель находится и которое обосновывает свое право порядком, указанным в предыдущем абзаце, обязано отдать вексель лишь в том случае, если оно приобрело его недобросовестно или же, приобретая его, совершило грубую неосторожность.

В данном случае Бурдинским И.И. не доказано ни наличие обстоятельств, являющихся основанием для возврата ему спорного векселя, ни того, что возврат указанного векселя в натуре невозможен.

С учетом изложенного суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу, что сам факт нахождения у ЗАО «НПО «Экрос» выданного Бурдинским И.И. векселя не является основанием для включения в реестр требований кредиторов должника требований заявителя о возврате неосновательного обогащения в сумме 45 000 000 руб. и уплате начисленных на сумму неосновательного обогащения процентов в размере 5 796 875 руб.

По мнению кассационного суда, судами первой и апелляционной инстанций дана надлежащая правовая оценка установленным на основе всестороннего, полного и объективного исследования представленных доказательств фактическим обстоятельствам дела.

Нормы материального права применены судами правильно, нарушений норм процессуального права не допущено.

При таком положении основания для удовлетворения кассационной жалобы и отмены обжалуемых судебных актов отсутствуют.

Руководствуясь статьями 286, 287, 289 и 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

 

постановил:

 

определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 04.12.2009 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.02.2010 по делу N А56-16639/2009 оставить без изменения, а кассационную жалобу Бурдинского Игоря Ильича — без удовлетворения.

 

Председательствующий

А.В.ЯКОВЕЦ

 

Судьи

И.И.КИРИЛЛОВА

В.В.СТАРЧЕНКОВА

 

 

 

Определение

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 апреля 2011 г. N 6063

 

Судья: Вишневецкая О.М.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Корсаковой Н.П.

судей Ильинской Л.В. и Антоневич Н.Я.

при секретаре К.К.

рассмотрела в судебном заседании 26 апреля 2011 года дело N 2-1/11 по кассационной жалобе на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 03 февраля 2011 года по иску конкурсного управляющего ЗАО «НПО Экрос» к Б.И.И. о взыскании задолженности по векселю, процентов, судебных расходов и по встречному иску Б.И.И. к ЗАО «НПО Экрос» об истребовании векселя.

Заслушав доклад судьи Корсаковой Н.П., объяснения представителя ЗАО «НПО «Экрос» Б.И.Б., представителя Б.И.И. — К.А., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

ЗАО «НПО Экрос» обратилось в суд с требованием о взыскании с ответчика задолженности по векселю от 16.04.2008 года в размере 30000000 руб., процентов за пользование денежными средствами — 4500000 руб., госпошлины за составление нотариального акта и за обращение в суд.

В обоснование иска истец ссылался на то, что эмитированный ответчиком вексель на 45000000 руб. не был им погашен на момент наступления срока и по предъявлению к оплате, 15000000 руб. из них были зачтены по соглашению сторон.

10.02.2010 года решением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области ЗАО «НПО Экрос» признано несостоятельным (банкротом), открыта процедура банкротства на 6 месяцев, конкурсным управляющим утвержден П.; определением от 09.08.2010 года конкурсное производство продлено на 6 месяцев.

Истец ЗАО «НПО Экрос» был заменен на надлежащего — конкурсного управляющего ЗАО «НПО Экрос».

Б.И.И. обратился со встречным иском о признании сделки, лежащей в основе выдачи векселя — соглашения от 16.04.2008 года не заключенной и об обязании ЗАО «НПО Экрос» произвести возврат неосновательно приобретенного имущества — спорного векселя, ссылаясь на то, что ЗАО получило вексель без установленных законом и сделки основаниям, указывая на то, что при наличии оснований к выдаче векселя, его обязательства должны были быть отражены в бухгалтерском учете ЗАО.

В возражениях на встречный иск истцовая сторона указывала, что если одна из сторон отказывается подписать соглашение, а вторая передает ей вексель, значит в основе передачи векселя лежит иное обязательство; купли-продажи векселя не было, т.к. на нем отсутствует индоссамент; определением Арбитражного суда установлено, что вексельное обязательство по спорному векселю существует, Б.И.И. принял заявление должника о зачете требования в части 15000000 руб. и уменьшении вексельного обязательства до 30000000 руб.

Кроме того, представитель ЗАО заявил о пропуске Б.И.И. срока исковой давности, установленного ч. 2 ст. 181 ГК РФ.

Решением суда по настоящему делу исковые требования удовлетворены.

В кассационной жалобе ответчиком поставлен вопрос о признании решения суда незаконным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, не находит их убедительными.

Судом установлено, что 16 апреля 2008 года ответчиком был эмитирован простой вексель N 1 на сумму 45000000 руб., место платежа — Санкт-Петербург, со сроком оплаты по предъявлении не ранее 16 апреля 2008 года.

05 февраля 2009 года указанный вексель был предъявлен к оплате; оплата по векселю произведена не была; по данному факту нотариусом нотариального округа Санкт-Петербург М. был составлен акт об удостоверении факта предъявления векселя к оплате.

Ответчиком оплата по векселю не произведена.

Судом рассмотрены доводы ответчика о том, что вексель был выдан без оснований; денежные средства от истца к ответчику не поступали; не возникло обязательство по возврату указанной в векселе суммы и процентов; спорный вексель является неосновательным обогащением ЗАО, а также доводы истца о применении срока исковой давности по встречным требованиям, которые правомерно признаны необоснованными.

Согласно ч. 1 ст. 1102 ГК РФ, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

В силу ст. 815 ГК РФ, в случае, когда в соответствии с соглашением сторон заемщиком выдан вексель, удостоверяющий ничем не обусловленное обязательство векселедателя (простой вексель) выплатить по наступлении предусмотренного векселем срока полученные взаймы денежные суммы, отношения сторон по векселю регулируются законом о переводном и простом векселе; с момента выдачи векселя правила о займе могут применять к этим отношениям постольку, поскольку они не противоречат закону о переводном и простом векселе.

Простой вексель представляет собой ценную бумагу, удостоверяющую простое и ничем не обусловленное обязательство векселедателя уплатить векселедержателю определенную сумму денег в назначенном месте в указанный в векселе срок.

В пункте 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04 декабря 2000 года N 14/33 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей» изложены разъяснения, согласно которым в случае предъявления требования об оплате векселя лицо, обязанное по векселю, не вправе отказаться от исполнения со ссылкой на отсутствие основания обязательства либо его недействительность, кроме случаев, определенных статьей 17 Положения о переводном и простом векселе, введенного в действие Постановлением Центрального исполнительного комитета СССР и Совета народных комиссаров СССР от 07 августа 1937 года N 104/1341, которое согласно Федеральному закону Российской Федерации от 11 марта 1997 года «О переводном и простом векселе» применяется на территории Российской Федерации.

Пунктом 17 Положения установлено, что лица, к которым предъявлен иск по переводному векселю, не могут противопоставить векселедержателю возражения, основанные на их личных отношениях к векселедателю или к предшествующим векселедержателям, если только векселедержатель, приобретая вексель, не действовал сознательно в ущерб должнику. Это правило в силу статьи 77 Положения применяется к простому векселю, поскольку оно не является несовместимым с природой простого векселя.

Таким образом, при представлении должником по векселю доказательств отсутствия или недействительности сделки, на основании которой вексель выдан, и того, что истец знал об этих обстоятельствах в момент приобретения векселя, в иске векселедержателя может быть отказано.

При этом законный векселедержатель не обязан доказывать существование и действительность своих прав, они предполагаются существующими и действительными. Бремя доказывания обратного лежит на вексельном должнике (статьи 16, 77 Положения о переводном и простом векселе, п. 9 Постановления N 14/33).

Наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности держателя векселя, также доказывается лицом, к которому предъявлен иск.

Исходя из статьи 17 Положения лицо, к которому предъявлен иск по векселю, вправе ссылаться на возражения, проистекающие из его личных отношений с законным векселедержателем, предъявившим данное исковое требование.

Лицо, обязанное по векселю, освобождается от платежа, если докажет, что предъявивший требования кредитор знал или должен был знать в момент приобретения векселя о недействительности или об отсутствии обязательства, лежащего в основе выдачи (передачи) векселя, либо получил вексель в результате обмана или кражи, либо участвовал в обмане в отношении этого векселя или его краже, либо знал или должен был знать об этих обстоятельствах до или в момент приобретения векселя.

При применении статьи 17 Положения следует исходить из того, что к личным относятся отношения по сделке между конкретными сторонами либо наличие обманных действий со стороны держателя векселя, направленных на получение подписи данного обязанного лица, а также иные отношения, известные лицам, между которыми возник спор об исполнении вексельного обязательства.

Суд сделал правомерный вывод о том, что ответчик по основным требованиям в ходе слушания дела не ссылался на обстоятельства обмана или кражи в отношении спорного векселя, о недействительности обязательства, лежащего в основе выдачи векселя, не отрицал того, что спорный вексель им был выдан в пользу истца.

Его довод о том, что между ним и истцом не возникло (отсутствует) обязательство, лежащее в основе выдачи векселя, ввиду его безденежности правильно признан неубедительным.

Суд пришел к верному суждению о том, что Положение о переводном и простом векселе не требует указания в тексте векселя на основание его выдачи, что означает по сути признание вексельного обязательства абстрактным.

Абстрактность означает, что действительность векселя не зависит от наличия основания, породившего такое вексельное обязательство.

С выдачей векселя между сторонами возникает новое правовое отношение, обособленное от сделки, именуемой основной, которое послужило причиной его выдачи.

Должник по абстрактному обязательству не может противопоставить кредитору возражения, основанные на отсутствии или недействительности основания возникновения обязательства. Однако абстрактность обязательства не означает его безосновательность. Придание обязательству свойства абстрактности означает установление презумпции наличия и действительности обязательства.

Должник по векселю может возражать против предъявленного к нему требования со стороны первого приобретателя ссылкой на безденежность, которую как обстоятельство вневексельное он может доказывать всеми средствами.

Принимая во внимание, что истец не ссылался на возникновение между сторонами обязательства и не признавал указанное обстоятельство, суд сделал правомерный вывод о том, что именно на ответчике лежала обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что между ним и истцом возникло какое-либо обязательство, либо намерение на заключение договора, в подтверждение которого и был выдан спорный вексель.

Довод о том, что истец отказался назвать основания выдачи ему ответчиком на его имя спорного векселя, суд правильно расценил как неприемлемый, и не признал его как доказательство, в силу которого в удовлетворении исковых требований можно было бы отказать, указав, что нельзя считать признанием факта отсутствия оснований в связи с тем, что законный векселедержатель не обязан доказывать существование и действительность своих прав по указанным выше основаниям.

В подтверждение безденежности векселя ответчиком было заявлено ходатайство о проведении бухгалтерской экспертизы.

Как усматривается из материалов дела, экспертами исследовались документы за период с 01.01.2008 года, сделан вывод о том, что спорный вексель отражен в бухгалтерских документах ЗАО как безвозмездно полученный, не отражен факт поставки товара, выполнение работ, оказания услуг, выдача займа, документы, подтверждающие наличие долга Б.И.И. отсутствуют; первичные документы, подтверждающие оплату стоимости векселя, не представлены.

Истцовой стороной заключение экспертов было оспорено, в том числе по мотивам, что эксперты самостоятельно осуществили сбор материалов для проведения экспертизы.

Суд данные обстоятельства исследовал и обоснованно признал их убедительными, поскольку пунктом 2 ст. 85 ГПК РФ предусматривается, что эксперт не вправе самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования, а при недостаточности материалов, документов для исследования и ответа на поставленные перед экспертом вопросы эксперт, которому поручено исследование, должен вернуть дело в суд с мотивированным сообщением о недостаточности представленных документов, какие именно материалы и документы дополнительно необходимы для производства назначенного судом экспертного исследования. Суд ставит в известность заинтересованную сторону о необходимости представления дополнительных доказательств, материалов для производства экспертизы. Действующий процессуальный закон предусматривает, что именно суд занимается сбором недостающей документации и материалов и вновь выносит определение о назначении той же экспертизы, постановке перед экспертом тех же вопросов с указанием предоставленных эксперту документов и материалов.

Определением суда от 01.02.2010 года по ходатайству ответчика была назначена судебная бухгалтерская экспертиза, в распоряжение экспертов представлены материалы гражданского дела и документы, полученные по запросу суда.

Факт исследования экспертами Бюро независимой экспертизы «Версия» помимо документов, представленных судом, иных документов запрошенных ими в «НПО «Экрос» нашел свое подтверждение, в связи с чем суд обоснованно признал, что оспариваемое истцом заключение является недопустимым доказательством.

О назначении повторной экспертизы представитель Б.И.И. не просил.

Согласно представленным истцом документам (карточка счета 58.6 за 01.01.2008 года — 02.06.2010 года, оборотно-сальдовая ведомость за 01.01.2008 года — 02.06.2010 года, декларация по налогу на прибыль за 2008 год) вексель N 1 от 16.04.2008 года, эмитент Б.И.И. учтен в корреспонденции со счетом «прочие доходы и расходы» как внереализационный доход за 2008 год

Внереализационными являются доходы предприятия, фирмы, не связанные с производством и реализацией основной продукции.

Доходами организации признается увеличение экономических выгод в результате поступления активов (денежных средств, иного имущества) и (или) погашения обязательств, приводящее к увеличению капитала этой организации (п. 2 Приказа Минфина РФ от 06.05.1999 года N 32н «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Доходы организации» ПБУ 9/99″).

Таким образом, учет векселя, полученного в погашение обязательства, в качестве дохода, соответствует требованиям по ведению бухучета.

Поскольку между сторонами отсутствует какой-либо договор, во исполнение которого ответчиком был передан вексель, суд сделал обоснованный вывод о том, что установить наличие или отсутствие обязательства, лежащего в основе выдачи векселя не представляется возможным, поскольку исследование бухгалтерских документов после даты его передачи может свидетельствовать лишь о том, что денежные средства или товар (услуга) не передавались Б.И.И. после 16.04.2008 года, однако не исключает этих обстоятельств до указанного времени, в период которого у него могла возникнуть задолженность перед ЗАО, в том числе в порядке уступки права требования.

Таким образом, судебная коллегия признает правомерным вывод суда о том, что однозначно установить отсутствие законных оснований к передаче векселя на основании представленных Б.И.И. доказательств не представляется возможным, а довод об отсутствии поступления денежных средств от истца на счета ответчика с 16.04.2008 года, является недостаточным доказательством безденежности обязательства.

В абстрактном обязательстве кредитор не обязан доказывать наличие основания требования. Но если должник доказал отсутствие обязательства, лежащего в основе выдачи спорного векселя, и известность этого факта кредитору по связывающей их гражданско-правовой сделке, оснований для взыскания средств по векселю не имеется.

Суд пришел к верному выводу о том, что, принимая во внимание, что бремя доказывания указанных фактов, возложено на вексельного должника, последний с надлежащей степенью достоверности не подтвердил эти обстоятельства допустимыми доказательствами, которые бы очевидно указывали на выдачу кредитором векселя во исполнение несуществующего обязательства и удовлетворил основной иск, отказав в удовлетворении встречных требований, признав, что ответчик не может быть освобожден от оплаты по спорному векселю по основаниям, указанным в статье 17 Положения о переводном и простом векселе, а иных оснований для признания спорного векселя недействительным как не соответствующего требованиям о составлении и о форме векселя, как ответчиком не заявленных, не нашел.

Помимо того, суд, удовлетворяя исковые требования, обоснованно учитывал, что определением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 04.12.2009 года заявление Б.И.И. об установлении его требований по обязательствам ЗАО «НПО Экрос», возникшим из неосновательного обогащения по векселю N 1 от 16.04.2008 года в сумме 45000000 руб. и процентов, было отклонено.

Постановлением ФАС СЗО от 22.04.2010 года определение оставлено без изменения, суд пришел к выводу о том, что Б.И.И. не доказано ни наличие обстоятельств, являющихся основанием для возврата ему спорного векселя, ни то, что возврат векселя в натуре невозможен.

ВАС РФ не нашел оснований для пересмотра судебных актов, признав необоснованными требования в части взыскания неосновательного обогащения по переданному векселю в связи с отсутствием доказательств невозможности возврата векселя заявителю.

В то же время, суд первой инстанции правомерно не нашел оснований для удовлетворения ходатайства ЗАО о применении сроков исковой давности по встречным требованиям и об оставлении их без рассмотрения со ссылкой на п. 4 ст. 222 ГПК РФ.

Суд в решении обоснованно руководствовался разъяснениями, изложенными в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04 декабря 2000 года N 14/33 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей», в соответствии с которым при рассмотрении данной категории дел именно истец обязан был представить суду подлинный документ, на котором он основывает свое требование, поскольку осуществление права, удостоверенного ценной бумагой, возможно только по ее предъявлению.

Согласно статье 34 Положения о простом и переводном векселе простой вексель сроком по предъявлении оплачивается при его предъявлении и должен быть предъявлен к платежу в течение одного года со дня его составления.

Простой вексель сроком по предъявлении должен быть оплачен немедленно по его предъявлению (т.е. в день его надлежащего предъявления к платежу).

Безусловным основанием для обращения иска согласно ч. 1 ст. 43 Положения против векселедателя (в простом векселе) является несовершение платежа по векселю при наступлении срока платежа.

Суд обоснованно счел основной иск подлежащим удовлетворению, поскольку вексельный долг подтвержден подлинником векселя, находящимся в материалах дела; истец является законным обладателем указанной ценной бумаги, соответствующей по форме и содержанию требованиям Положения о переводном и простом векселе; ответчик, являясь прямым должником перед векселедержателем, обязан оплатить вексель, а доказательств погашения вексельного долга не представлено (пункты 43, 48).

На основании подпункта 2 статьи 48 Положения, векселедержатель может требовать от того, к кому он предъявляет иск, уплаты процентов и пени на вексельную сумму.

Обязанность по оплате векселя у векселедателя наступает не автоматически — по наступлении срока платежа, а только в случае предъявления векселя к оплате.

Проценты на сумму векселя сроком по предъявлении или во столько-то времени от предъявления начинают начисляться со дня составления векселя, если в самом векселе не указана другая дата (статья 5 Положения).

Указание в векселе срока оплаты «по предъявлению векселя к оплате, но не ранее…» означает увеличение установленного ст. 34 Положения срока для предъявления векселя к оплате, а не дату самого платежа. Период просрочки платежа для взыскания процентов и пени в соответствии с положениями ст. 48 указанного Положения следует исчислять с даты предъявления векселя к оплате. Если вексель не предъявлен своевременно к платежу, то векселедержатель не вправе требовать проценты и пени за период несвоевременного предъявления, поскольку имеет место просрочка вексельного кредитора (векселедержателя) на основании ст. 406 ГК РФ.

Оценивая расчет процентов, представленный истцом по основным требованиям за период с 05.02.2009 года по 04.12.2009 года, исходя из долга 45000000 руб., суд правомерно признал его несостоятельным, поскольку в соответствии с решением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области подтверждено, что должником по договору займа на сумму 15000000 руб. ЗАО «НПО Экрос», было предъявлено заявление о проведении зачета указанной суммы в счет встречного обязательства по векселю и получения таковой кредитором.

В соответствии со статьей 3 Федерального закона «О переводном и простом векселе» в отношении векселя, выставленного к оплате и подлежащего оплате на территории Российской Федерации, проценты и пеня, указанные в статьях 48 и 49 Положения, выплачиваются в размере учетной ставки Центрального банка Российской Федерации по правилам, установленным статьей 395 Кодекса для расчета процентов.

Согласно п. 3 Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ N 13/14 от 08.10.1998 года «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами», если за время неисполнения денежного обязательства учетная ставка банковского процента изменялась, целесообразно отдавать предпочтение той учетной ставке банковского процента (на день предъявления иска или на день вынесения решения судом), которая наиболее близка по значению к учетным ставкам, существовавшим в течение всего периода просрочки платежа.

Определенный судом период и произведенный расчет просрочки платежа сомнений не вызывают как и размер подлежащих взысканию издержек, связанных с оформлением подтверждения факта предъявления векселя к оплате, а также госпошлины.

Доводы кассационной жалобы, содержащие переоценку выводов суда, основанием для признания решения суда ошибочным не являются.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Невского районного суда от 03 февраля 2011 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 

 

Консультация юриста

Заполните форму, и наш специалист свяжется с Вами!

    Мы гарантируем конфиденциальность

    Яндекс.Метрика